Суббота, 19.01.2019, 11:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Сайт Владимира Патрина
Главная
Регистрация
Вход
Меню сайта

Категории раздела
Культура [11]
Криминал [10]

Наш опрос
Чьё творчество вам ближе?
Всего ответов: 51

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Публицистика » Культура

Исследователи смерти (2006 г.)
ИССЛЕДОВАТЕЛИ  СМЕРТИ
 
     Страх смерти – один из самых главных и вечных страхов человечества. И по этому поводу общество выработало определённые нормы. Разговоры о смерти неприличны; существует стремление скрыть смерть от детей. Её пытаются изолировать в стенах больниц и моргов, места упокоения усопших стараются расположить подальше от городов. 
     О профессии судебно-медицинского эксперта тоже предпочитают много не говорить, а тем временем она всегда считалась одной из самых интересных, потому что, как ни покажется странным, является творческой. 
     Картины преждевременной смерти перед нами открываются достаточно часто: то бомж замерз на улице, то девушка в квартире повесилась, то мужика в ходе попойки зарезали. Вот и везут со всех концов Ижевска и его пригородов - Завьяловского района - трупы с подозрением на насильственную смерть в морг, на улицу Ленина, 87-а. 

                                          Арбитры истины
     Судебные медики - вовсе не мясники, бездумно кромсающие плоть, а исследователи, чьё мастерство сравнимо разве что с искусством ювелира. Несмотря на громоздкие инструменты, работа медиков должна быть филигранной, ведь от их вердикта зависят судьбы ныне живущих. Специалисты указывают на истинную причину смерти, которая порой расходится с предполагаемой версией. И на поверку несчастный случай оказывается убийством. 
Эксперт находит на теле человека следы внешнего воздействия и определяет чем они оставлены: булавкой, собачьими зубами, ножом, топором и т.д. Он, исследуя труп, читает по тканям, как по книге: по ссадинам, кровоподтекам, переломам и порезам воспроизводит картину случившегося.
     Бытовая поножовщина является причиной сотен смертей. И порой орудие преступления помогает  выйти на убийцу. Допустим, рядом с зарезанным гражданином обнаружили нож с односторонней заточкой. Получается, что преступник сбросил главную улику и теперь кроме возможной крови на одежде искать у него нечего. Но судмедэксперт выдает заключение, опровергающее мнение прокурорского работника: убийство совершено обоюдоострым клинком и представленный на экспертизу нож не является орудием преступления. Впоследствии финку, задействованную в этом эпизоде, и обнаруживают у злодея.
     Либо другая ситуация: подозреваемый в совершении убийства утверждает, что его друг, будучи пьяным, нёс в руке нож, споткнулся, упал, после чего клинок вонзился ему в сердце. Следователь в постановлении о назначении экспертизы задает резонный вопрос: мог ли потерпевший при указанных обстоятельствах получить такое ранение? Врач ему письменно отвечает: нет, здесь кто-то приложил свою руку. 
                                             Живой труп
     Заключение эксперта дорогого стоит. Ведь если в лист, заверенный печатью учреждения, вкрадётся ошибка, то подозрения следствия могут пасть на ни в чём не повинного человека. Поэтому права на оплошность у медиков нет. 
     О кропотливости и трудоёмкости этой работы можно судить по тому, что с момента поступления "пациента” до выдачи по нему документа правоохранительным органам проходит минимум 20 дней. 
     Как ни странно, но и такая, вроде бы, нехитрая процедура, как констатация смерти, тоже требует опыта и специальных медицинских познаний. И ошибочно мнение, что подвести итоговую черту чужой жизни может первый встречный. По этому поводу в морге бывали курьезные случаи. 
     Как-то некий гражданин Ш. попал в переделку: избили на улице до такой степени, что отличить его от мертвеца было проблематично. Дыхание и пульс у парня оказались такие тихие, что участковый инспектор, ничтоже сумняшеся, выписал направление в морг и отправил туда с оказией "труп”... От низкой температуры (а она в холодильной камере, где хранятся тела, составляет -3-4 С°) Ш. пришел в сознание и обнаружил себя лежащим на полке по соседству с мертвецами. Обалдев от такого расклада, парень поднялся, и стал стучаться в дверь камеры. Сторож морга тоже перепугался и воскресшего покойника выпускать побоялся. Так и сидели они по обе стороны двери, с нетерпением ждали утра и прихода первого врача, чтобы тот подтвердил факт возвращения субъекта с того света. 
                                          По следу Харона
     Писать о морге, не осмотрев всех его достопримечательностей - всё равно, что вдыхать аромат цветка с фотографии. Поэтому все "прелести” экспертной жизни пришлось увидеть своими глазами. А моим проводником по этому "царству мёртвых” стал заместитель начальника бюро СМЭ по экспертной работе Тахир Закиров, один из опытнейших специалистов в судебной медицине.
     Перед дверью с вывеской "Морг” мой сопровождающий спросил:    
     - Вы никогда прежде в обморок не падали?
     Вход в секционный зал, где производятся вскрытия тел, для посторонних закрыт строго настрого. И делается это, прежде всего, для сохранности психики. Не каждый человек сможет спокойно созерцать, допустим, распиленный пополам череп. Для экспертов же это повседневные реалии.
     После жутковатой экскурсии я задал Тахиру Закирову ряд вопросов.
     - У обывателей сложилось устойчивое мнение, что в морге могут работать только люди с больной психикой. Как вы это прокомментируете?
     - Людям с деформированной психикой у нас работать нельзя, потому что слишком большая ответственность лежит на каждом сотруднике. У тех медиков, которые каждый день приходят в секционный зал и имеют дело с мертвыми телами, психологические нагрузки, естественно, немалые. Но в нашу службу случайные люди не попадают. В судебно-медицинские эксперты идут те, кто знает с чем ему придётся столкнуться. Предмет "судебная медицина” входит в общую программу подготовки врачей, и студенты в обязательном порядке проходят по всем нашим, образно говоря, кругам ада.  
     - А вы сами, поступая в медицинский институт, знали, что будете работать в морге?
     - Нет. Честно говоря, я даже не знал о существовании касты судебных медиков. Но профессор, ведущий занятия по этому курсу, сумел меня заинтересовать и донести всю значимость деятельности в таком мрачном с общей точки зрения заведении, как морг. По своему опыту скажу, что работать с мёртвыми едва ли легче, чем с живыми. Прежде, чем приступить к самостоятельным вскрытиям, выпускник ВУЗа должен пройти дополнительную годичную подготовку на кафедре судебной медицины. Со своего курса я - единственный, кто пошёл по этой стезе, и считаю, что судебно-медицинские эксперты - элита медицины. Врачей подобного профиля очень мало: по России их насчитывается лишь несколько сотен.
 
     P.S. Люди, работающие здесь, немногословны. И то, что было недосказано, я, покидая морг, додумывал сам. Может быть, каждый день, приходя в секционный зал, и, видя итог всех человеческих чаяний и поползновений, они осознали: что в этом мире, действительно, имеет цену. И в их мировоззрении смерть – это не просто прекращение жизнедеятельности организма, это такая же тайна и чудо, как и сама жизнь.                                                                                                            
 
Категория: Культура | Добавил: Vladimir (04.01.2011) | Автор: Vladimir Patrin E
Просмотров: 606 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Яндекс цитирования
    Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный хостинг uCoz