Суббота, 19.01.2019, 11:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Сайт Владимира Патрина
Главная
Регистрация
Вход
Меню сайта

Категории раздела
Культура [11]
Криминал [10]

Наш опрос
Чьё творчество вам ближе?
Всего ответов: 51

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Публицистика » Криминал

На броне по серпантину (2010 г.)
                                 НА  БРОНЕ  ПО  СЕРПАНТИНУ
 
       Практически все они отчётливо помнят свой первый рейс в горы, и все как один говорят, что ехали «с круглыми глазами». Ещё бы, узкая гравийная дорога не сравнится федеральным автобаном. Да и управлять приходится не легковушкой, а гружёным «Уралом». Одна загвоздка – за рулём этих одиннадцатитонных грузовиков и четырнадцатитонных бронированных монстров шофёры больше привычные к легковым автомобилям, люди, которым на закрепление навыков по водительской категории «С» было дано менее месяца.
     Они – милицейские водители, та категория служивых, что относится к так называемому обслуживающему персоналу. Они не участвуют напрямую в задержаниях преступников, не разгадывают криминальные головоломки, не дают процент расследования и раскрываемости, но без их участия не возможно представить себе функционирование целых подразделений. Особенно здесь – в Чечне. 

     Милицейские отряды, прибывшие в этот уголок Северного Кавказа в полугодичные командировки, разбросаны по разным точкам республики и прилегающих к ней регионов. И их автономная жизнедеятельность  напрямую зависит от того, будут ли в их место дислокации вовремя завезены продукты, дрова, горюче-смазочные материалы и т.д. И тут уже на первый план выходят те, благодаря кому гружёные автоколонны периодически курсируют от военной столицы Кавказа – Ханкалы –  до мест назначения.   
     Эти парни, крутившие «на земле» в основном баранку милицейских УАЗиков, уезжая по долгу службы из дома на долгие шесть месяцев, и не предполагали, что им мало того, что придётся пересесть за руль многотонных автомобилей, так ещё и преодолевать маршруты по сложности равные знаменитому ралли «Париж – Дакар». Но в отличие от африканской трассы здесь, в чеченских горах, рассчитывать на помощь спасателей и служб технической поддержки не приходится. Здесь вся надежда на движок, который, надрываясь, должен вытянуть «Урал» вместе с содержимым его кузова на очередной перевал, на тормоза, которые не отказали бы на крутом спуске, на собственные руки, да на помощь товарищей, что на этот рейс связаны с тобой одной судьбой.
     Красота чеченских гор завораживает… но только не водителя военизированной автоколонны. До Шатоя, расположившегося в кавказском предгорье, дорога асфальтированная, а далее на юг нога дорожных строителей пока ещё не ступала. Отсюда до Шароя километров 80; и на то, чтобы их преодолеть, водителям ханкалинских большегрузов требуется в лучшем случае три часа.            У Петра Штрикалкина – прапорщика милиции – полугодичная командировка в Чечню уже пятая по счёту. Для него, жителя Ханты-Мансийского автономного округа, эта земля имеет особое значение. Его предки, да и сам он родились здесь. Дед похоронен в Чечне, отец – в Ингушетии. В 1985 году Пётр вернулся с армейской службы и решил в поисках лучшей доли покинуть родину, подавшись на заработки на север. Там, в царстве вечной мерзлоты, в городе Радужном, он и осел, пустил новые корни. Сейчас его возвращения домой ждут жена, дочь 17-ти и сын 15-ти лет.
     Пётр в свои 45 самый старый, самый опытный из водительского состава Временной оперативной группировки органов и подразделений (ВОГОиП) МВД России. Но даже для него нынешняя командировка стала испытанием. 
     Шестнадцать лет назад он получил водительское удостоверение с категориями «В», «С». С того времени по службе довелось общаться с разными машинами: «Жигули», «Волга», «УАЗ». О допуске к вождению грузовых автомобилей стал подзабывать. Да напомнили.
     По прибытию в Ханкалу в распоряжение автохозяйства ВОГОиП первым делом перед «новобранцами» был поставлен вопрос: у кого есть права с категорией «С»? Про опыт работы с грузовиками никто не спрашивал. 
     Какой-нибудь европейский или американский офицер полиции в подобной ситуации заявил бы о том, что не возьмёт на себя ответственность, и предложил бы подыскать работу ему по плечу. Пётр же, почесав затылок, решил: раз надо, значит сделаем.
     Точно так же он в ходе разговора рассуждал о том, как менять пробитое колесо «Урала», вес которого колеблется в районе 50 килограммов.
     - Вообще-то, - рассуждал прапорщик, - в одиночку его перебросить вряд ли удастся. Но если ситуация безвыходная и хорошенько упереться – то можно. 
     Наверное, в этом и заключается феномен русской души: в трудную минуту невозможное трансформировать в возможное.
     Ну, а дальше у Петра и его коллег была пара недель обкатки, когда закреплённые за ними «Уралы» гонялись по хозяйственным нуждам. За это время надо было привыкнуть к габаритам машины, освоить технику её вождения, потому как впереди ханкалинцев ждал первый серьёзный экзамен, именуемый коротко - Шарой. 

    В назначенный день рано утром сборная колонна большегрузных автомобилей под прикрытием пары БТРов и зенитных установок внутренних войск медленно двинулась на юг, следуя по маршруту Ханкала - Шарой. 
     Наряду с бронированными автомобилями в общем потоке идут и так называемые «хозяйки» - грузовики без какой-либо дополнительной защиты, используемые в хозяйственных нуждах. Их легко распознать издали по висящим на боковых стёклах бронежилетам. Хотя, как говорят водители, «бронники» на дверцах - это не столько средство защиты, сколько средство успокоения. Ведь за ними не укроешься от подрыва самодельной бомбы, прицельных автоматных очередей и, тем более, гранатомётного выстрела. 
     На этот случай положено надевать бронежилет на себя. И надевают. Но кто хоть раз влезал в эту 13-ти килограммовую шкуру 5-го класса защиты, тот знает, какая нагрузка при этом ложится на позвоночник. А теперь представьте каково это: несколько часов, будучи одетым в стальной панцирь, управлять грузовиком, при том, что температура воздуха «за бортом» может достигать 40 градусов по Цельсию.
     Но летняя жара – это не самое большое испытание для водителей. Хуже всего на горных дорогах пыль, поднимаемая впередиидущими машинами. Видимость в плотной пылевой завесе не больше пяти метров; включённые фары тут мало чем помогают. Во избежание столкновений приходится постоянно выдерживать дистанцию. Но основные опасности впереди.
     По пути немало мест, где справа пропасть, слева скала, и «Урал» может пройти этот участок, как говорят водители, лишь впритирку. Одно неверное движение, один не взвешенный нервный рывок, и последствия могут быть трагическими.  
     Собственно, в Чечне случаи, когда грузовики срываются с гравийки в каменистую бездну, к сожалению, не такая уж редкость. Только в 2010 году таких случаев было два. С первым «Уралом» в январе на автодороге Ножай-Юртовского района не совладал командированный милиционер; вторая бронированная машина под управлением местного стража порядка в августе упала в пропасть из-за обвала дорожного полотна в Ачхой-Мартановском районе.
     Горы не прощают шофёрам беспечности и невнимательности. Всё, как в песне Владимира Высоцского: «Здесь вам не равнина, / Здесь климат иной…» 
      Дорога до Шароя через перевал с пасторальным названием Альпийский имеет разные сюрпризы. Например, среди горных круч есть несколько поворотов, в которые не то что гружёные, порожние грузовики с первого раза не вписываются, настолько узкая здесь дорога. Приходится старшему машины вылезать из кабины и корректировать жестами манёвры водителя (голоса при рёве 280-лошадного двигателя всё равно не слышно).
     Несколько минут уходит на то, чтобы один «Урал» преодолел злосчастный поворот с третьей-четвертой попытки. И так с каждой машиной. А колонна может состоять из 30-40 единиц техники...
     Впереди крутой подъём. Преодолевают его машины поодиночке: первый транспорт пошёл, второй стоит, ждёт. Это на случай, если у впередиидущего не сдюжит движок: тогда ему придётся задним ходом скатиться на исходный рубеж и штурмовать перевал со второго дубля.
     Таким образом, среднюю скорость колонны в горах подсчитать трудно. Однако время служивые люди стараются не торопить; принцип «тише едешь – дальше будешь» в этих условиях как нигде актуален. 
    Впрочем, драгоценные минуты отнимают не только естественные преграды, но и обстоятельства, от которых застраховаться на все сто не возможно. Поломки в пути – дело не редкое. Естественно, что при выходе из строя одного автомобиля встаёт вся колонна. Поэтому нужно принимать экстренные меры, чтобы привести машину «в чувство». А если это сходу не удаётся, то за дело берется Алексей Краснов, милиционер-водитель из Московской области. Он следует в составе колонны на «Урале» с манипуляторной установкой (краном), своеобразном эвакуаторе. В случае необходимости поломанная техника жёсткой сцепкой крепится к красновскому урчащему титану и буксируется до «конечной остановки», то бишь до Итум-Кале или Шароя.
     А там во время разгрузки транспорта, на которую отводится часа полтора, общекомандными усилиями сломанную технику пытаются ввести в эксплуатацию, благо Краснов в очередной рейс берёт с собой комплект запчастей.
     Вот и получается, что в пункте назначения те полтора часа, что водители могут выкроить на отдых и обед, порой заполняются ремонтными работами. И тогда предполагаемая маленькая радость в виде импровизированного завтрака на траве - приготовления еды из сухпайка в котелке, подвешенном на треногу и подогреваемом паяльной лампой, - оборачивается реальным большим разочарованием. Работа прежде всего!
     Да что тут за обед печалиться? Водители рассказывают, что если по пути нет никаких неприятных неожиданностей, и обходится без поломок, автопоезд может следовать с равнины до горного райцентра без остановок… даже, извините, без санитарных. А это более пяти часов.  
     Но наши мастера «баранки» на жизнь не сетуют. Знали, что командировка для них курортом не будет, а потому попусту судьбу не кляня, во всём стараются видеть позитив. 
     Так, например, Денис Катянин, милиционер-водитель из Оренбурга, полагает, что ему в этих горных турне повезло больше остальных. Он, ведя головной УАЗик и задавая колонне скорость, в отличие от утопающих в пыли ведомых, имеет хороший обзор и может полюбоваться прелестями чеченских ландшафтов.
     У Дениса своя специфика работы. Ему, в общем-то, надо ехать вполоборота: главное – не допустить растягивания колонны. А это задача отнюдь не из лёгких: увидеть на серпантине, что происходит сзади - дальше второго «Урала» - практически не возможно. Помогает радиосвязь. Пройдя какой-нибудь опознаваемый участок дороги, старший колонны засекает время и ждёт сигнала по рации от последней машины, когда та минует обозначенную точку. Если временной интервал получается слишком большим, головной УАЗ притормаживает и ждёт отставших.   
     Все водители ВОГОиП чётко проинструктированы, что им делать в случае обстрела боевиками. Собственно, установка одна: сделать всё возможное, чтобы выйти из зоны поражения, а это в условиях гор метров 100. Ну, а если по воле обстоятельств двинуться вперёд нельзя, тогда надо  хватать припасённый загодя автомат, выпрыгивать из кабины и вместе с группой огневого прикрытия принимать бой.
   Обеспечить полную безопасность передвижения автоколонны проблематично. Пикеты милиции и внутренних войск, расставляемые по маршруту её движения, лишь частично контролируют ситуацию. 
   Больше уверенности, когда механизированную «змею» сопровождают боевые вертолёты. Но таких случаев, по словам милиционеров, было три при реальных десяти рейсах. Небесные машины, в отличие от земных, ориентируются на погоду. А она иногда бывает нелётная.
     Итак, предельная концентрация внимания не только на дорогу, но и на прилегающую к ней местность. Расположение засады определить трудно. Зато можно быть готовым среагировать на атаку в любую секунду. От этой реакции зависит многое.
     Ранним июньским утром близ населённого пункта Ярыш-Марды Грозненского района милиционеры оперативной группы ВОГОиП МВД России по Итум-Калинскому району попали под автоматный огонь притаившихся в лесу «моджахедов»; плюс к этому последовали два гранатомётных выстрела по машинам. Но благодаря тому, что сотрудники, управляющие автомобилями, не растерялись в критической ситуации, жертв удалось избежать. Правда, один из них – водитель «Урала»-брони – всё же получил касательное осколочное ранение руки. Это и была цена относительно благополучного исхода. А сколько таких обстрелов техники силовых структур ежемесячно фиксируется в Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии?..
     Впрочем, опасности могут подстерегать и не только на маршруте. 
     Мог ли предположить Александр Глухов, милиционер-водитель из Ханты-Мансийского автономного округа, что его участие 30 июня в мероприятиях по охране общественного порядка при проведении концерта в республиканском театральном центре Грозного сыграет роковую роль в его судьбе? Тогда террорист-смертник, не сумевший прорваться через милицейское оцепление, привёл в действие взрывное устройство, закреплённое у него на теле. Взрыв прогремел в метре от служебного УАЗа, и автомобиль после теракта – прошитый десятками поражающих элементов – представлял собой жалкое зрелище. Александр получил тогда серьёзную контузию и множественные осколочные ранения.
                                           *     *     *
     В конце октября со сменой сезона автомобильная «навигация» в горы заканчивается. До первых заморозков все оперативные группы и сводные отряды милиции, разбросанные по разным населённым пунктам на высоте 1,5-2 тысячи метров над уровнем моря, должны быть обеспечены всем необходимым, потому как по скользким обледеневшим гравийкам гружёным «Уралам» уже не пройти. А значит, следующую централизованную поставку продуктов, топлива и дров отряды, отрезанные бездорожьем от большой земли, дождутся только по весне.  
     И вновь милиционеры-водители поведут колёсные караваны в горы. Вновь эти парни будут ходить по лезвию ножа, по краю пропасти, не думая о том, что каждый день такой службы – подвиг. Они воспринимают всё происходящее намного проще: это их работа. Пусть иногда её приходится выполнять с широко раскрытыми глазами или на последнем издыхании. 
     И вглядываясь в их суровые и добродушные лица и ощущая при рукопожатии крепость мозолистых ладоней, проникаешься мыслью, что на таких вот скромных трудягах, не требующих наград за свой самоотверженный труд, и держится Россия.
Категория: Криминал | Добавил: Vladimir (03.01.2011) | Автор: Vladimir Patrin E
Просмотров: 536 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Яндекс цитирования
    Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный хостинг uCoz