Суббота, 19.01.2019, 11:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Сайт Владимира Патрина
Главная
Регистрация
Вход
Меню сайта

Категории раздела
Радуга семиструнная [10]
Светотени [9]
Из неопубликованного [5]

Наш опрос
Чьё творчество вам ближе?
Всего ответов: 51

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Поэзия » Светотени

Светотени - 5
         *     *     *
Рейн серебряною змеёю
Уползает за дальний плёс
И волнистою чешуёю
Трётся пенисто об утёс.
 
На краю скалы дева юная
Из тумана прядёт кудель,
И в печаль ветров семиструнную
Окунается ритурнель.
 
Так сидит она без заботы,
Заклинания в воздух льёт.
Слаще мёда и капель сота
Песнь отравленная её.
 
Вторя музыке той несмело,
Чья-то грусть, что, как Эльм, светла,
По-над водным огнём запела
Зачарованно в два весла.
 
Будет бедный пловец наказан
По условиям той игры
Миннезингерскою проказой,
Что дремала в крови до поры.
 
И с беспечностью оголтелою,
В звёздный ковшик заплыть спеша,
Упоённою виоэлою
Сквозь камыш зашумит душа.
 
И сплетутся два этих голоса
В неразрывную чудо-нить.
И слова, наливаясь колосом,
Будут запахом ржи пьянить.
 
У скалы волна, не жалея,
Обескрылит летучий чёлн…
Но прелестная Лорелея
Тут, пожалуй, что ни при чём.
 
ЛУННАЯ БАЛЛАДА

Эдема ли являлась милость,
Сушил ли мозг сакральный бред:
Луна была такой, что мнилось –
Для неба места в небе нет.

И он сидел под низким сводом
Необратимо одинок,
Кормил камин, и тот в угоду
Хрустел литым бессмертьем строк.

Он каменел и стыл в бессловье,
В теченье мыслей погружён.
И был – на час прозревшей – кровью
Её приход предупреждён.

Она, как будто вышла
                                      прямо
Из недр болотной тишины.
И вдруг весной пахнуло пряно
С лугов пожухших заливных.

– Ну, здравствуй, первая из лилий!
Лишь дождь размыл черты твои,
Как тотчас в струнах поселились
Ручные чудо-соловьи.
Теперь глаза строптиво тают.
Видать, досрочно быть весне.
В предсердье исподволь светает,
И – верь, не верь – боль в помощь мне...


По циферблатным кровостокам
Струилось время в вышину,
И циклопическое око
Ночь пододвинула к окну.

– Приблудный ангел мой, поведай,
О чём невещное болит?
Какие тяжбы, дрязги, беды
Благодарить за твой визит?
Тебя под этой ветхой кровлей
У всех врагов, как не криви,
Я откуплю своею кровью.


– Не кровью, верой, что в крови.
Коль я живу здесь в каждом вздохе, –
К чему ж, мой верный трувер, нам
В одном пространстве и эпохе
Служить различным божествам?
Скажи: доколь тебе бесцельно
Травить тоскою зрячий мир,
Варя в ретортах ритурнельных
Бесовский едкий эликсир?
В пределах чувственного слога
Ты властелин.
                          Так отчего ж,
Не сжечь тебе пером лже-бога,
Вкрапляя в сердце Моего.


– Но как же можешь, ангел вешний,
В своём неведенье святом
Доселе печься о нездешнем,
Забыв намеренно о том,
Что тенью этой милой тени
Я эти годы был согрет…
А в хрусте веропреломленья
Мне ясно слышен шум паденья...
Нет, вздор! Темь глаз твоих – мой свет!
Вслед за губами золотыми
Сейчас и впредь, что не споёшь,
Вплету в мольбу любое имя
Во имя светлое твоё.


– С тобой по-прежнему не сладить.
Сильней моих духовных чар
Твоя лирическая слабость.
(Какой бесхитростный удар!)
Молчи. И тканью сокровенной
Не облачай слова
                              затем,          
Что Вседержителя Вселенной
Ты не полюбишь больше, чем
Меня…
            Ну, что ж, в надирных сферах
И впредь хромай на два крыла.
(Самоубийственная вера
Тебя на время сберегла).
Скрипичный крест диминуэндо
Склоняй в немеркнущую грусть.
Прощай, теург.
                            Спешу в легенду,
Где паче снега убелюсь...


Брешь надболотная цедила
В беззвучный дол бескровный свет.
И меж осколками светила
Тёк в темноту когтистый след.

 
                 *     *     *
Листья кропили стоялую воду,
Солнце впивалось во всхолмия пылко.
Что там земля, даже глянцевый воздух
Был в золотых невесомых прожилках.
 
И от навстречу плывущего фетра
Еле заметно пахнуло духами…
Что это было: движение ветра
Или судьбы колдовское дыханье?
 
Таял над тропкою в роздыми зыбкой
Бритвенный отблеск лесного луча;  
                                                              и,
Будто порез светоточный, улыбка
Бездна бессловия в мглистом Начале,
Вещий прилив, шелестящий осенне,
Отзвук свирелевый из ниоткуда…
Что это было: простое влеченье
Или в молитвах созревшее чудо?
 
 
                     *     *     *
Цевничная печаль течёт с Идейских гор,
И наводняют даль бурливые триеры.
И будущего нет, и наших губ костёр
Сожжёт всю ночь:
                                 лишь пыль да воздух серый.
 
Ещё не счесть углей в надбашенной золе,
И краскою стыда горит нагая Эос.
Так Зевс хотел, чтоб мы в гекзаметровой мгле
Сошлись с тобой
                              не так, как нам хотелось.
 
День вспыхнул, и у стен на призрачном огне
Железный океан покрыт кровавой пеной.
Но в ране смолкла боль, когда под кожу мне
Проник твой вздох
                                  и запах цикламена.
 
Взрезает бритвой бриз над башней дымный флёр.
Стрела, что смуглый вой мне прочит, на излёте…
И вот уже из рук беззвучно на ковёр
Скользят стихи
                            в тиснёном переплёте.
  
          *     *     *
Как форзац я перевернул,
       В каком часу,
Что тевтобургски утонул
       В сыром лесу?
 
И первый дротик просвистел
       Над головой.
И ввысь взвились каскады стрел,        
        И грянул бой.
 
Орла литого дикий бард
       Бьет пикой влёт.
И к пенной Лете авангард
       Вот-вот сойдёт.
 
Ни грозной конницы намёт,
       Ни пеший строй, –
Весь этот ад перечеркнёт
       Лишь голос твой.
 
Но я глотаю тишину
       Как жгучий взвар…
И грузно падает в весну
       Квинтилий Вар.
 
И шлемы и кайма омел,
       И крик – в крови.
Взови! и скроюсь я от стрел
       В твоей любви.
 
Услышь, как тает легион
       Верней нуги,
Как налегли со всех сторон
       На нас враги,
 
Как я туплю свой звонкий меч
       Об их щиты…
Ну, что же не звонишь ты мне?
       Ну, что же ты?..                
                 
                 *     *     * 
Шалман дымком опутан паутинно.
На окнах лёд, в душе белым-бело.
И зал, как степь, – где пылью кокаина
Мои пути-дороги замело.

Среди стремнин бурлящей шумной ночи,
Средь глаз по край истомой налитых,
Гудит баян, как будто вызнать хочет,
С каких ладов сюда спустилась ты?

Табачно гам развеялся,
                                       и только
Чуть тлеет наш случайный разговор.
Здесь все равны, и даже чёрт сам толком
Не разберёт – поэт я или вор.

Эх, шла же масть: я бил "каре” и "флеш’и”,
И на кулак в проулках был не скуп.
В разлив весны журчал подобно флейте
И столько знал ранетно-нежных губ.

В плену их мог, альбомный лист минуя,
Зарифмовать в аллеях налегке
Сирени хлёст и ветра поцелуи
На белой все-приемлющей щеке.

Ловил стилет и финку на живца я.
И жизнь моя – стопа стихов вчерне…
Зачем туда влечёшь меня,
                                             мерцая
Шальной звездой на этом шатком дне?

А вдруг ещё сумею впрямь в цветочный
Дурман
               слова порывисто облечь,
И сходу влить огонь в сухие строчки,
И тонкий слух чарующе обжечь.

Тогда-то, без
                       сомненья, схлынет муть вся,
Так что смогу, с твоих сорвавшись плеч,
В волне волос рукою захлебнуться,
И горячо спасеньем пренебречь.

Прости, что здесь всё по наклонной грани:
Поток речей и шалых мыслей ком...
Эх, лабух, вдарь ещё раз на баяне!
Давай, краса, не чокаясь… молчком.


* "каре”, "флеш” – карточные комбинации покера
     лабух (арго) – музыкант                                                                             
Категория: Светотени | Добавил: Vladimir (07.01.2011) | Автор: Vladimir Patrin E
Просмотров: 674 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Яндекс цитирования
    Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный хостинг uCoz