Суббота, 19.01.2019, 11:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Сайт Владимира Патрина
Главная
Регистрация
Вход
Меню сайта

Категории раздела
Радуга семиструнная [10]
Светотени [9]
Из неопубликованного [5]

Наш опрос
Чьё творчество вам ближе?
Всего ответов: 51

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Поэзия » Радуга семиструнная

Радуга семиструнная: глава 2-2
                   *     *     *
Помутнело вдали. День закатно оплавлен.
Над сиренями стал воздух густо-лилов.
И осталось застыть меж распахнутых ставен,
Чтоб ожить от её торопливых шагов.
 
Ночь очистила сад от пчелиного гула.
Вещий слух воспалён, но сейчас не пойму:
То ль в небесную глубь сердце глухо вздохнуло,
То ли яблоко гулко упало во тьму.
 
И молитва едва отличима от стона,
И всё глубже она, как кедронский поток…
Часовые две стрелки апостольски сонно
Повернулись на правый предутренний бок. 
 
Из оконных икон окунаюсь в безверье,
И сквозь ветра напев различаю с трудом,
Как скулят сиротливые бесы за дверью,
Видно, чуя тепло, греться просятся в дом.
 
                    *     *     *
Цвет майских ид, так ныне мне отрадно,
Что Афродиты лёгкая рука
Льняною тонкой нитью Ариадны
Связала нас без спросу на века.
 
Я обречён на судный день весенний,
Где к подбородку, сцену затопив,
Волнами подступает вдохновенье
И солнца ослепительный прилив.
 
Среди того лучистого затона
Вдруг буря – рукоплещет Колизей;
Бесславье мутит Стикс веслом Харона.
И для слепых от чар гетер мужей
Последний миг ты не matrona prima*.
Но зряч поэт, и знает старый Рим:
Покуда мною ты боготворима,
Я прихотью толпы боготворим.
 
* (лат.) - первая дама
                      
        ЛЮБИМЫЙ СОНЕТ
 
Свидетель бог: я тут же задыхаюсь,
Когда, твои посланья теребя,
Наперекор им ветрено пытаюсь
Жить не тобой, а чем-то вне тебя.
 
Смотрюсь, презрев полуночные грани,
В свою луну по сотне раз на дню.
И на лице в слезоточащих ранах
Тебя, как боль, безропотно храню.
 
Здесь в закутке чумного мирозданья
Меня легко и чувственно спасёт
Ни золотых словес переливанье,
Ни талых гор пьянящий кислород;
 
Ослабшим ртом в животворящий рот...
Я теплюсь на искусственном дыханье.
  
                  *     *     *
Скажи, озвучить как лица черты
Немой улыбкой вкрадчивого мима,
Так, чтоб опять, как наважденье, мимо
Не проплыла античным телом ты?  
 
Сейчас я смою робость, словно грим.
Сейчас дождём признаний отрешённо
Залью иссоп сонливого Кедрона
И кедры, что возвысились над ним.
 
Но в горло ком закатывает страх,
Молчанье с губ соскальзывает тенью.
И аквилон, злорадствуя осенне,
Гадает на судьбу на флюгерах.
 
Не верю я ненастной ворожбе.
Во мрак души гуашью солнца брызни:
Ты знаешь все глаголы вечной жизни,
Замолви слово за меня себе.
 
                    *     *     *                                          
Херувиме, наставь, просвети меня:
Почему в закромах языка –
Ничего, кроме горького имени? –
Всё повымела злая тоска.
 
Ведь у сотен других на устах оно
Пребывает, умильно звеня.
Что ж в тетрадных полях перепахано
Плугом грифельным лишь у меня?
 
Надо было б решить это загодя:
От пеньковой струны иль змеи…
И не жгло бы, как сок волчьей ягоды,
Имя тонкое губы мои.
 
                   *     *     *
Неужто сквозь заснеженную мглу
Ты со второго этажа не видишь,
Что мысль в башку всадил я как иглу? –
Сейчас ты тихо из подъезда выйдешь.
 
Меня из всех приветливых углов
Сюда гнала неведомая сила,
Восставшая из пепла жарких слов:
"Не может быть…” Ведь ты не позабыла:
 
Как ввечеру на краешке зимы
Из струн текли гремучие лавины,
И ночь, что по неведению мы
Смогли растратить ярко и невинно.
 
Из головы не выветрился хмель,
И верю, что безмолвнейшим смогу быть…
Но хлещет слух а-мольная метель,
Забытые слова вживляя в губы.
 
Свернулась ночь в трамвайное кольцо,
Во весь фонарь глядит осатанело,
Как дерзкий след, взлетевши на крыльцо,
Течёт, петляя, вспять к скамейке белой…
 
Ты дверь толкнёшь в сбесившуюся тьму
В тот час, когда совсем заледенею.
И я тебя покрепче обниму,
И буду греть, пока не отогрею.
 
                  *     *     *
Мне тебя давно не пели люди,
Лишь цветок сегодня из-за штор
Всё шуршал, что ты меня не любишь,
И жалеть не хочешь до сих пор.
 
Сквознякам и трещинам в угоду
Шелестел он вяло дотемна,
Что раздета ты не по погоде,
Что, согласно справке, ты больна.
 
Не сочти же странное виденье
За изыски бреда, чуть дрожа.
Я – твоё больное отраженье
В полынье второго этажа;
 
Сросся насмерть жизненною гранью
С миражом, мерцающим анфас,
Что в гротескных призмах подсознанья
Преломился с хрустом сотню раз.
 
И в зловещей нише судной ночи
Без каллиграфических прикрас
Иступлённо мысли грифель точат.
И – выходит –  в этот чёрный час
Оба цедим мы в чумную осень
Свет медовый из оконных сот…
У тебя сегодня тридцать восемь,
У меня – три тыщи восемьсот.
 
                          *     *     *
Холодный диск над таксофоном виснет,
Смиренно тень моя склонилась ниц,
А впереди ещё полсветлой жизни
И пятьдесят тарифных единиц.
 
В мозгу засели только "пять четыре”,
А дальше пальцы будут вспоминать –
"Ноль два”. И всё мгновенно смолкнет в мире,
Лишь наберу последнее "семь пять”.
 
Тогда-то и вонзаюсь в трубку шало
Всей пятернёю, словно в мышь сова.
И на твоё весёлое: "Узнала!”
Растаявши журчу: "Comment зa va?”*
 
Я в телефонных картах масти спутал,
И говорю ва-банк, про то забыв,
Что льются споро вешние минуты
Под мой неслышный шербурский мотив.
 
И вот из дебрей кабельного рая,
Как чья-то к сроку вызревшая месть,
Несётся: "Ваше время истекает”.
Но у меня секунд пятнадцать есть.
 
– Ну, видишь, как случается забавно.
Да не о том всё. Мы так далеки
С тобою стали. Я хотел о главном.
Ты знаешь, я… Гудки…
                                          гудки…
                                                         гудки…
* (фр.) - Как дела?
Категория: Радуга семиструнная | Добавил: Vladimir (07.01.2011) | Автор: Vladimir Patrin E
Просмотров: 409 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Яндекс цитирования
    Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный хостинг uCoz